Всемирно известный кинопродюсер − о том, как России привлечь иностранных кинематографистов

ИЭН СМИТ: «Я ДУМАЮ, ЛЮДИ ЗАХОТЯТ УСЛЫШАТЬ ИСТОРИИ СТОЙКОСТИ И ХРАБРОСТИ, КОТОРЫЕ МОЖЕТ РАССКАЗАТЬ РОССИЯ»

Всем странам нужно открываться и присоединяться к остальному миру. Потому что в этих странах удивительные люди. Они прибывают из самых разных мест, их не так много, но они восхитительны. 

Ты предлагаешь фильм зрителям – и, боже мой, им он нравится! Это что-то особенное. Сейчас, с Netflix и стримингом, мы должны искать таких людей, где бы они ни были. Возможно, в Сибири есть восьмилетний писатель, который может стать лучшим сценаристом, который когда-либо был в России – кто знает? А может, и нет. Я думаю, что при развитии бизнеса на повестке дня должны стоять развитие навыков и талантов, а также поиск людей. Это совсем как в спорте. Как находишь самого быстрого бегуна, так же находишь и лучшего сценариста или режиссера. Кого-то находишь сам, кого-то замечаешь в киношколах. Кто-то будет очень хорош, а многие другие покажутся средними – это не их вина. Но где-то может найтись и гений.

Советская система казалась нам немыслимой. Я помню своего друга, итальянского продюсера, который делал копродукцию с Советским Союзом. Они снимали здесь, в Санкт-Петербурге, или Ленинграде, как линкор возвращается с победой. И им нужно было, чтобы огромные толпы людей размахивали флагами, пока корабль подходит. Продюсер присутствовал на производственном собрании и спросил: «Сколько народу будет в толпе?» Потому что в Европе мы нанимаем массовку. Но в Советском Союзе людям просто говорили прийти, и все. Через три месяца к продюсеру подошел человек с бумагой, где было написано «274 120». Это они посчитали, сколько людей пришло, потому что продюсер задал такой вопрос. Для нас это забавно. И у них в расписании было написано «64». Мой друг сказал: «Не уверен, что мы сможем снять это кино за 64 дня». «О нет, 64 недели!» Все совсем по-другому. Мы гораздо быстрее, мы пониманием, что тратим деньги и нужно двигаться с большой скоростью. Это довольно тяжело, и люди учатся так работать. Если вы делаете телевизионный проект, то снимаете до 8 минут в день. Для художественных фильмов это обычно 2 минуты в день. А в советских фильмах это была, наверно, половина минуты. Иногда такой подход давал определенное качество. Например, АНДРЕЙ РУБЛЕВ – потрясающее произведение, такое невозможно снять сейчас. Потому что Андрей Тарковский требовал много времени, чтобы все было правильно. Это классика. Мне нравится колокольный звон. Это как создание фильма – зазвонит ли этот колокол? 

О кинокомиссиях в России

Во-первых, для этого требуется время. Это не год-два, это двадцать лет. И все это о человеческих отношениях, о том, чтобы люди знали друг друга и доверяли. События вроде Синепозиума хороши, потому что все мы формируем мнения, мы вернемся и будем спрашивать: «Эй, что ты думаешь о России?» Но этот процесс занимает время. Очень важно увязать комиссии с тренингами и обучением. Потому что чем искуснее твои навыки, креативные таланты и технические способности, тем ты более надежный. Потому что мы не хотим привозить с собой 200 человек, когда приезжаем в Россию – это 200 номеров в отеле каждую ночь, питание, стирка и прочее. Мы лучше будем работать с местными командами. И чем больше они развиты, чем быстрее они начинают применять новые технологии, которые так быстро меняются, тем лучше. По тому, что я слышу, мне кажется, что у людей много способностей. Я не думаю, что вы далеки от того, чтобы достичь поставленной цели. Но это важно. Думаю, налоговая среда очень важна, как и стимулирующие меры. В мире сейчас много таких мер. Если посмотреть на карту, то в Южной Африке 25 процентов возвращается от средств, потраченных на этой территории, в Санто-Доминго и Австралии – 40 процентов. Причина, по которой это делается – это приносит, возможно, в 3–5 раз больше за счет налогового дохода. В Британии налоговые льготы составляют около 25 процентов. И мы доказали, что доходы для национальной налоговой инспекции в 12,5 раз выше. Министерство финансов счастливо. Они рады платить крупные суммы, чтобы получать еще больше. И сейчас Disney переезжает в Pinewood Studios, Netflix – в Shepperton Studios, Warner Bros. находится в Elstree Studios, и внезапно Лондон стал Голливудом.

Оригинал — http://www.kinometro.ru/interview/show/name/Smith_interview_7674