Выдержки из интервью с Мариной Зейд, главой Grant Buro

«Компания Grant Buro совсем молодая. Несмотря на это, за полгода работы мы получили порядка 500 заявок с синопсисами и презентациями на рассмотрение. Из них было отобрано около 60 проектов для подачи на гранты.
Мы постоянно следим за тем, какие проекты получают гранты, общаемся с грантодателями, напрямую спрашивая у них, какие проекты могут быть интересны в ближайшее время. Отбираем те, у которых больше шансов на успех, с оригинальной историей или необычным подходом к съемке. «

«В международных фондах внимание уделяют только тем проектам, которые чем-то цепляют и удивляют. Например, Анна Арланова предложила для своего полнометражного дебютного проекта «Трансгуманист» интересный сюжет, основанный на реальной истории, – про человека из России, решившегося на пересадку головы. «

«Иностранные грантодатели не верят маленьким сметам. Поэтому перед подачей на грант мы приводим сметы в соответствие с зарубежными аналогами. Адекватная смета для документального проекта – от 200 тысяч евро, для короткометражного игрового фильма на 10-15 минут – 100-150 тысяч евро.«

«Подать заявку не так уж сложно, но этому, действительно, нужно сначала научиться: главное – это знание языка, свободное время и внимательность. У моих коллег Марии Кобзаревой и Ольги Артемьевой подача в один фонд порой занимает несколько дней, ведь очень важно соблюсти все нюансы, а их бывает сотни. В России на сегодняшний момент очень мало источников получения поддержки проектов для молодых кинематографистов. Поэтому мы работаем в основном с международными грантами. И тут возникает другая проблема – разница в подходах – российского и западного – к исчислению производственного бюджета фильма. Например, на недавнем питчинге в Московской школе нового кино почти все участники заявляли бюджет меньше или чуть больше 500 тысяч рублей. Очевидно, что при таком скромном бюджете страдает в первую очередь качество фильмов.»

***

«В прошлом году Grant Buro во многих российских киношколах проводил совместные питчинги. В Нижнем Новгороде, например, был питчинг для женщин-режиссеров. К нам поступило около 40 проектов, из которых было отобрано 5. Один меня особенно заинтересовал, и я его купила. Этот проект представляла женщина-врач, она написала сценарий под названием «Пушистик». Было решено сделать короткометражный анимационный фильм, в центре которого не просто история про домашнего любимца – хомяка, – а взаимоотношения отцов и детей. Это тема, которая актуальна во всем мире.
В Московской школе нового кино мы отобрали 3 проекта, еще 2 – на Платформе Potential в Санкт-Петербурге. На ВКСР (Высшие курсы сценаристов и режиссеров) недавно был очень сильный питчинг, наградить хотелось буквально всех. Один проект понравился настолько, что я взяла его в работу. Это анимация по рассказу Тонино Гуэрра «Лестница в небо» – авторский проект Анны Гантимуровой. В Высшей школе кино Арка питчинг состоится в конце марта.
Но российские питчинги очень сильно отличаются от международных, на которых презентации выглядят как микроспектакли. Иностранные кинопроизводители вкладывают много времени, сил и креатива в подготовку, тогда как наши режиссеры или продюсеры часто зачитывают только синопсис. Для международных питчингов важна не только уникальная и интересная идея проекта, но и оригинальная подача материала. Однако нам удалось побывать на двух, пожалуй, самых профессиональных питчингах документального кино – это Артдокфест Виталия Манского и питчинг на фестивале Флаэртиана.»

***

«Молодым кинематографистам абсолютно точно проще привлечь иностранных партнеров в своей проект, если у них уже имеется грант. Поэтому мой совет: уже на этапе синопсиса необходимо подавать грантовую заявку на развитие проекта. Если это документальный проект – то грант на исследование темы, то есть поездки, интервью и т.д. На написание сценария можно подать заявки в лаборатории, такие, например, как Talents Labs на Берлинале и Лаборатория сценаристов Института Сандэнс и многие другие. Все это очень упрощает процесс поиска копродюсеров в дальнейшем.»

«Нужно делать больше копродукции. Иностранного продюсера легче привлечь в проект, если уже имеется часть бюджета, которую как раз и обеспечивает господдержка. Копродукция существенно увеличивает международный потенциал фильма.
В штате крупных российских киностудий порой даже нет сотрудников, которые бы занимались привлечением иностранных копродюсеров. Однако есть и исключения. Например, Илье Стюарту и Артему Васильеву прекрасно удается делать хорошие фильмы совместно с другими странами. Но 4-5 компании на всю страну – это слишком мало. Увеличение количества копродукционных фильмов повысит конкурентоспособность наших картин на международном рынке.»

Источник: https://www.proficinema.ru/interviews/detail.php?ID=297109